ЕРМОГЕН, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ
17 февраля (2 марта), 12 (25) мая
 

Родился не позднее 1530 г.

О происхождении и образовании его никаких сведений не сохранилось. Известно только, что это был образованнейший человек своего времени, обладавший выдающимися дарованиями.

Светлый ум, прекрасная память, умение разбираться в окружающей обстановке и давать ей соответствующую оценку, замечательные литературные способности - вот черты, которыми отличался первосвятитель Гермоген.

Он любил читать и в свободное время занимался самообразованием, в результате чего прекрасно изучил Св. Писание, церковную и гражданскую историю, церковные уставы, творения вселенских учителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого.

О его дарованиях и литературных трудах похвально отзывались современники и, что особенно важно, даже недруги его.

О нем сохранились следующие отзывы современников: "Он имел великий разум, смысл и мудрый ум, отличался дальнозоркостью в суждениях, был человек много рассуждения, премудрых словес, искусный в книгах, писавший жития и каноны, муж учительный, глава всесветлая, премудрый иерарх".

Не сохранилось сведений и о том, когда Гермоген начал свое общественное служение. Первое достоверное сведение о его служебном положении относилось к 1579 г. - ко времени открытия чудотворной иконы Казанской Божией Матери. В это время 50-летний Гермоген был священником Гостиннодворской церкви в г. Казани и являлся непосредственным участником этого замечательного события. Впоследствии он сам описал это событие и составил тропарь Казанской Божией Матери.

В 1587 г. (видимо после смерти жены) Гермоген принял пострижение в монашество в Чудовом монастыре в Москве, по всей вероятности года же он получил и сан игумена, а затем архимандрита Спасо-Преображенского монастыря в Казани. Настоятелем этого монастыря он был не менее трех лет.

13 мая 1589 г. архим. Гермоген был хиротонисан во епископа Казанского с возведением в сан митрополита. Он был удостоен чести быть вторым после патриарха и первым после Новгородского митрополита. Такая честь объяснялась с одной стороны стремлением возвысить Казанскую кафедру для придания ей популярности в новопросвещенном крае, с другой - личными достоинствами митр. Гермогена.

Новое назначение открывало для митрополита широкое поле деятельности. Казанская епархия была очень обширной, причем население края отличалось разнородностью, православие здесь только еще прививалось. Поэтому деятельность митр. Гермогена была направлена на то, чтобы укрепить православие в епархии, сделать этот край нераздельной частью русского государства. В целях нравственного воздействия на население Казани, укрепления и развития в нем христианских чувств митр. Гермоген наглядно старался уяснить жителям города и всего края величие христианства, показать его светлые стороны.

К этому, в первую очередь, была направлена храмоздательная деятельность митр. Гермогена и его забота об украшении христианских святынь. Он восстановил память своего учителя и просветителя Казани архиеп. Германа, установил дни памяти героев и учеников Казанской области, павших при взятии Казани.

Это был ревностный защитник православия. В своем стремлении сделать новый край русским, в горячем желании укрепить в нем православие митр. Гермоген иногда доходил к упорствующим до суровых мер, выступая как человек строгий, с сильным характером, определенного православно-христианского миросозерцания, поборник национальных начал, заветов и преданий церкви и родины.

В течение 17 лет митр. Гермоген трудился в Казанской епархии и своим неутомимым трудом много сделал для этого края в деле культурного развития его и укрепления в нем православия.

Умный и деятельный Казанский архипастырь был хорошо известен и в Москве. Благодаря своей известности, он при Лжедимитрии был назначен членом Сената, занимал второе место после патриарха. Однако это почетное звание не подкупило ревностного защитника православия. Когда Лжедмитрий начал попирать православные обычаи и законы, митр. Гермоген со всей резкостью выступил против него. За это выступление он был сослан в ссылку в Казанский монастырь. Вскоре Лжедимитрий был низложен с престола, и это спасло митр. Гермогена от гибели.

3 июля 1606 г. при новом царе Василии Шуйском митр. Гермоген собором епископов был избран патриархом Московским и всея Руси.

Современники, знавшие его святую жизнь говорили, что это был "непобедимый столп благочестия", "верховный в преподобии" и "предивный рачитель христианской веры", "непобедим и непреклонен" в вере.

Впрочем его враги отзывались о нем отрицательно, но их отзывы не имели никакой силы пред истиною. Его даже оскорбляли, но патриарх не обращал внимания на поношения своих врагов и призывал обидчиков на обед.

Патриаршество Гермогена проходило в трудные для России годы - в период смуты. Но и в эти годы он заботился о строительстве храмов, о восстановлении древних служб, продолжал дело М. Грека по исправлению церковно-богослужебных книг, уделял много внимания развитию книгопечатания в России.

Одновременно он делал ревизии церквей, отмечал все недостатки и непорядки и обличал их в своих назидательных посланиях. Однако основное внимание патр. Гермоген уделял общественным и политическим событиям.

После низложения царя Василия Шуйского Россия находилась на грани потери своей государственной самостоятельности. В этот период и началось исключительное служение патр. Гермогена своей родине. Он проявил себя не только защитником православия, но и истинным патриотом, сумевшим отстоять национальную независимость Русского государства.

После свержения Шуйского правящая партия бояр склонна была отдать русский престол польскому королевичу. Патриарх выступил против этого. А когда польские войска заняли Москву и уже хозяйничали в ней, святитель Гермоген энергично поддержал возникавшие по всей стране национальные восстания против поляков. Своими грамотами, рассылавшимися по всем городам, патриарх призывал народ идти к Москве, чтобы очистить ее от польского засилья.

Народ отозвался на призыв патриарха. Со всех сторон к Москве спешили народные ополчения.

Поляки восстали против патр. Гермогена и сначала притесняли его, а затем заточили в Кирилловский монастырь, сняли архиерейские одежды и приставили для его охраны многочисленную стражу, не давая ему возможности поддерживать с миром никакой связи. Но первосвятитель продолжал и отсюда оказывать поддержку борцам за независимость Руси. Тогда из Кирилловского монастыря патриарха Гермогена перевели в Чудов монастырь и заключили в темницу, окончательно лишив его всякого общения с миром.

Однако дело патриарха не погибло. Борьбу продолжили его сторонники из Троице-Сергиевой Лавры. Эта борьба закончилась победой русского народа.

Патр. Гермоген не дожил до этой Победы. Озлобленные поляки морили патриарха голодом, давая ему в снедь сноп овса и немного воды. Эти страдания патр. Гермогена продолжались в течение года.

17 февраля 1612 г. он скончался и был погребен в Чудовом монастыре в храме Архистратига Михаила.

Впоследствии его мощи был найдены нетленными, испускающими благоухания. Они были перенесены в Успенский собор и оставлены поверх земли для поклонения.

 

Тропарь Святителям Московским: Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Ермогену

Первопристольницы Российстии, /
истинии хранителие апостольских преданий, /
столпи непоколебимии, Православия наставницы, /
Петре, Алексие, Ионо, Филиппе и Ермогене, /
Владыку всех молите /
мир вселенней даровати, /
и душам нашим велию милость.

Тропарь Ермогену, патриарху Московскому и всея Руси, чдтв

Российския земли первопрестольниче /
и неусыпный о ней к Богу молитвенниче! /
За веру Христову и паству твою душу свою положив, /
царей наших державу утвердил еси /
страну нашу от нече­стия избавил еси. /
Темже вопием ти: /
спасай нас молитвами твоими, священномучениче Ермогене, отче наш.

Тропарь Прославление

Приспе день светлаго торжества, /
град Москва радуется, /
и с ним Русь Православная ликовствует /
песньми и пеньми духовными: /
днесь бо священное торжество /
в явлении честных и многоцелебных мощей /
святителя и чудотворца Ермогена, /
якоже солнце незаходимое возсия светозарными лучами, /
разгоняя тьму искушений же и бед /
от вопиющих верно: /
спасай нас, яко предстатель наш, великий Ермогене.