Евангельские беседы

(Мк. 10, 17-27)
17. Когда выходил Он в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колени и спросил Его: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
18. Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог.
19. Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать.
20. Он же сказал Ему в ответ: Учитель! всё это сохранил я от юности моей.
21. Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает: пойди, всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест.
22. Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
23. И, посмотрев вокруг, Иисус говорит ученикам Своим: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!
24. Ученики ужаснулись от слов Его. Но Иисус опять говорит им в ответ: дети! как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие!
25. Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.
26. Они же чрезвычайно изумлялись и говорили между собою: кто же может спастись?
27. Иисус, воззрев на них, говорит: человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу.
Когда выходил Он в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колена и спросил Его: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Этот юноша был человек, искренно стремившийся к спасению и от юности точно исполнявший все предписания закона Моисеева. Но в глубине души он чувствовал, что ему чего-то недостает. Поэтому он обращается к Иисусу Христу за наставлением: что особенно доброе он должен сделать? Видимо, юноша относился к Христу с глубоким почтением, потому что он падает пред Ним на колена. На вопрос юноши: Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? — Христос перечислил пред ним для примера некоторые заповеди десятословия, но юноша заявил, что все это он сохранил от юности своей. Такой ответ юноши обнаруживает в нем внешнее понимание закона Божия. Если бы он понимал закон по существу и духу, он бы так не сказал, ибо не возрожденный благодатию Христовою человек, при всем искреннем стремлении к исполнению всего закона, не может этого достигнуть (Рим. 7, 14—24).

Христос, однако, оценил в юноше стремление к высшей добродетели. Он взглянул на юношу с любовию и сказал ему: Одного тебе недостает: пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест. Он же, смутившись от сего слова, отошел с печалию, потому что у него было большое имение.

Как, скажут нам, неужели человек обязан отдать Богу не только свой излишек, но даже все имение свое? Что тогда сталось бы с обществом, если бы каждый для угождения Богу отрешался от всего, что имеет? Не явилось ли бы следствием этого постоянная бедность, дело ненравственное и даже невозможное? Правда ли, что Христос запрещает нам заботиться о необходимом для себя, чтобы быть угодным Ему?

Христос никогда не учил об общественном перевороте. Бедность, даже нищета, чуждая всякой помощи, отнюдь не возводилась Им в систему. Мы очень хорошо знаем, что Христос повелел Своим ученикам оставить все их имущество, чтобы следовать за Ним. Так должно было быть: самое назначение и служение обязывало их к тому. Для такого великого дела, как апостольство, требовались люди, свободные от всяких привязанностей плотских и житейских. Но Христос не требовал этого всегда и от каждого из Своих последователей, не делал сего непременным и обязательным условием спасения для каждого. Он проповедовал для всех ту нищету духа (блаженны нищие духом), которую богатый может познать так же хорошо, как и неимущий. Христос не богатство порицает, а тех, кои пристрастились к нему. Опасность богатства в деле спасения или нравственного совершенствования лежит не в нем самом, а в том, что грешной природе человека оно представляет множество соблазнов и препятствий к исполнению требований закона Божия. Человек, пристрастившийся к богатству, делается своего рода язычником, ибо в Евангелии грех сребролюбия и лихоимства ставится наравне с грехом идолослужения.

О, если бы те, кого судьба наделила богатствами мира сего, умели в то же время и в Бога богатеть —-взаймы давать, сироту убогую и вдову в нужде поддержать, нищего напитать — они бы легче бедняка вошли в Царство Небесное!

 
 
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU